Ивеллон. Век Страха

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон. Век Страха » Игровой архив » "Духи нашептали", третий день месяца Холодов, 120 год


"Духи нашептали", третий день месяца Холодов, 120 год

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Участники: Ванесса Леккер, Скаева, ГМ.
Место: где-то под Хролдаром неподалёку от Топкого болота.

0

2

Припав плечом к покорёженному деревцу, Ванесса уцепилась за его тоненькие веточки, покрытые тонким хрустящим слоем изморози, колко отдающей в пальцы. Опять, опять скрутило! Прикрыв глаза, превозмогая боль, вмиг пробежавшую по всему изломанному телу, одержимая вновь погрузилась в совсем ещё свежие воспоминания...
Эх, зря она тогда бросилась на урку - особенно после тех холодных, резких, опрометчивых слов. Сама-то! Да, никто не спорит, по праву крови Ванесса относилась к местной аристократии, однако... крови-то в этих белых ручках теперь и нет. Кажется. Кто ж поймёт, что там внутри  одержимой творится?! Но в тот раз Несса не рассчитала сил - наивно решила, что она, такая всемогущая, сильная, распоряжающаяся чужими жизнями, сможет побороть урку и вмиг насытить своё тёмное, чёрное естество! Не тут-то было: противница быстро взяла себя в руки, да как двинет крестовиной по лбу - а затем ещё вонзила клинок к вялую, покрытую язвами, плоть! Да и провернула, стерва... Кажется, она даже сама испугалась, когда одержимая, хрипя, разевая в немом крике рот, повалилась на мёрзлую, жалкую землю, содрогнулась пару раз, замерла! А из раны в животе толчками выливалось нечто густое, вязкое, чёрное, фу, противное... Так и убежала, прихватив своего слабовольного спутника. Да только все вот забывают, что от одержимых не так легко избавиться. Что может быть легче - порубить и так давно мёртвую девчонку? Да только простой путь - не всегда верный. Зачастую - наоборот...
Ванесса, спору нет, очухалась быстро, даже брела какое-то время в предрассветной тишине, остро переживая ощущение дежавю. Только вот... Проблема одна есть. Дабы эта треклятая дыра в расползающемся, словно по швам, теле исчезла насовсем, и покинувшие одерживую силу вновь вернулись - надо кого-то поймать, кого-то... освободить от тяжкого бремени, от этой их... души.
И теперь, цепляясь отказывающимися сгибаться пальцами за обледеневшие ветки, Ванесса напряжённо думала, где бы ей найти в этой глуши какое-нибудь совсем юное, неспособное к сопротивлению создание... И тут же пришла запоздавшая мысль: эй, а плащ-то где?! Слишком много страху пришлось одержимой натерпеться, утаскивая надёжный, теплый плащ с ночной стоянки каких-то путников. А куда он теперь делся? Несса охнула и принялась оглядываться. Неужели забыла там, где повстречалась злокозненную урку?!

+1

3

Бежит. Быстро так, аж дыхание захватывает. Лапы вскидывает высоко, даже на бегу пытаясь отряхивать их от инея. Снег, иней – все одно вода! Мерзко, брр. Да, Скаева воду не любила. И бегать ей уже порядком надоело. Но следует поспешить, если она хочет вернуться домой до того, как проснется ведьма.
В зубах у полосатой – толстая палка сырокопченой колбасы. Нет, не поленилась смотаться под покровом ночи в ближайшую деревеньку. Пусть путь и не близкий, зато добыча знатная. Ее можно прикопать на чердаке под опилками. Испортиться не должна, только бы мыши не съели Или хозяйка. С нее станется.
Вот с такими невеселыми мыслями кошка возвращалась домой. Голову она держала высоко поднятой, отчасти из-за гордости, отчасти из-за колбасы (дабы длинная палка не касалась концами земли). Хвост тоже трубой. А вот тут  уже затруднение. Сложно сохранить и равновесие и не уронить достоинство. Но эффект того стоит.
Скаева уже пару месяцев жила вместе с ведьмой в избушке в чаще леса. У новоявленной хозяйки какие-то проблемы с ей подобными, вот и живет отшельницей. Подробности кошку не волновали. Путешествуя, полосатая как-то набрела на хатку ведьмы и решила остаться с ней. Ненадолго. А может навсегда, кто знает. Во всяком случае, пока Скаеву все устраивает. С хозяйкой интересно, да и деревенька тут имеется, если уж  вдруг взгрустнется. Мнение ведьмы по поводу существование в ее избушке усатой прохвостки Скаевой не учитывалось. Она просто появилась, и уходить не собиралась.  Похоже, хозяйка с этим фактом свыклась. Вот и ладненько.
Так, так, так, кто там громко шуршит. Судя по звуку – двуногий. И что за нелегкая его сюда понесла? Кошка не на шутку взволновалась по поводу своей добычи. Быстро оглядевшись, она приметила небольшую ямку под высокой сосной. Быстро закопав туда колбасу, кошка облегченно вздохнула и уж потом направилась в сторону подозрительного шума.
Нда, такое не часто увидишь. Девушка что-то увлеченно искала. Тощая с копной темно-русых волос, в драном платье. Кожа зеленоватая, что не мудрено, ведь одета легко, а погода отнюдь не жаркая. Кошка немного опешила и  да так и застыла, глядя на странное существо.

+2

4

Ванесса вздрогнула, услыхав странный, мистический шорох. Вообще - нервная она какая-то в последнее время стала. Дёрганая. Ну да немудрено, впрочем, столь переживаний, столько потрясений! Несса провернулась несколько раз на месте, ощупывая лихорадочным взглядом местность. За каждым деревом мерещился ей дровосек-злодей, с топориком, измазанным тягучей алой жижей, за каждым кустом чудился бравый рыцарь, коллекционирующий прелестные головки одержимых, за каждой кочкой нечётко вырисовывалась... о Единый... та самая злополучная урка! И впрямь: на секунду за холмом будто бы мелькнула голова повстречавшейся Нессе на пути девушки, и одержимая ощутила, как сбивается дыхание, как монотонно ноет в области живота. Ванесса вмиг присела, надеясь найти укрытие у дерева, однако со стороны, безусловно, смотрелось это смешно: тоненькое, искривленное деревце - и испуганное, белое, аки простыня, лицо одержимой. Однако сейчас, когда страх густо вырисовывал в каждой тени опасное для Нессы существо, одержимая наконец обнаружила то, что столь сильно испугало её.  Кошка. Явно домашняя, пушистая, круглая, словно шарик. Ухоженная... Диковато она смотрелась в этом антураже: грязно, стыло, неаппетитные кучи снега, поломанные, размокшие ветки. Ванесса выдохнула - и тут же подобралась.
И всё же - двоякое у неё к кошкам было отношение. До своей фактической смерти они их очень любила, просто обожала, могла обниматься с этими существами буквально часами, что вообще не типично было для заносчивой аристократки. А вот после своего страшного перерождения - втайне начала опасаться хвостатых, неясно, почему. Вот и сейчас - страх, вместо того, чтобы исчезнуть вовсе, наоборот - усилился. Одержимая набычилась и яростно уставилась на внезапно встреченное живое существо, для удобства встав на четвереньки.

+1

5

Ее появление не осталось незамеченным. Впрочем, кошка не очень-то и таилась. Странная девушка металась, словно загнанный зверь. Вот она попыталась спрятаться за хилым деревцем, которое и Скаеву не укрыло бы, не то, что двуногую.
Заинтригованная, полосатая застыла на месте и наблюдала за незнакомкой. Та остановилась и наконец, заметила кошку. Девушка напряглась и рухнула на четвереньки, чем повергла полосатую в полный восторг. Такого сообразительного двуногого Скаева еще не встречала. Надо же догадалась, что на четверых  намного устойчивее, чем на двух. Это полосатая по себе знала. Минуты три еще постоять можно, но потом точно упадешь. И как люди ухитряются все время проводить в таком положении?
Похоже, незнакомка решила напасть. Кошку это ничуть не напугало. Убежит. Пусть она и не быстроногая, но от человека ускользнет, это точно. Потому Скаева даже не пошевелилась. Она внимательно рассматривала девушку сначала обычным зрением, потом…
А вот оно что! Нет, ни одна шерстинка не шевельнулась на спине. Кошка все так же, не мигая, смотрела на человека. Но в груди у нее зародилось глухое ворчание. Одержимая. Что ж, это все объясняет. Мелькнула мысль о том, что ну его, пошла  я отсюда, но усатая была слишком любопытна. Ведь одержимых встретить – большая редкость. Племя людей их не любит, потому старается  убрать. И вот Скаеве  представился шанс узнать об этой диковинке побольше. Стоит ли говорить, что кошка и не собиралась его упускать.
А вот интересно, если она обратиться к девушке, услышит ли та ее? Большинство двуногих не слышит. Но, все-таки, это необычный человек.… Пожалуй, стоит попробовать.
- Да, вы абсолютно правы! Чем ближе к земле, тем лучше? – псионика – вещь великая. Не получиться, будет лапой картинки рисовать.

+1

6

Ванесса, кажется, слегка окосела от слов животного. Нет, ну точно: сначала глаза сошлись на переносице, затем стремительно разошлись по разным сторонам. Несса приникла ещё ближе к земле, безумно таращась на диковинное существо. Говорит? Это существо - говорит?! Это что, галлюцинации?! Или... Или это ещё один демон, страшный, уродливый демон, избравший себе вместилищем кошачье тело?!
- Го-во-ря-ща-я... - по складам, с грехом пополам, выдохнула с присвистом девушка, монотонно покачиваясь на месте. В ладони отдавало мертвенным холодом, идущим от земли, колени заныли, впечатавшись в грязный, мокрый снег, а тощий зад однообразно вращался, словно бы усыпляя. Ванессе на миг показалось, что она сходит с ума. И не успела она об этом подумать, как резкая, острая боль вновь пронзила всё тело одержимой, а перед глазами расцвели красные фейерверки. Ванесса шлёпнулась в грязь, обнимая саму себя испещрёнными царапинами и язвами руками, убаюкивая себя. Вот теперь девчонка точно изгваздалась: буквально вся она была покрыта липкой, жирной грязью. Когда немного отпустило, Несса на нетвёрдых ногах вскочила, подбежала к кошке, отбежала, подумала и вновь подбежала, отшатнулась...
- Ты, кошмарное созданье самых холодных глубин ада! - взвыла она, протягивая пальцы к животному - и тут же их отводя, - Кто, кто тебя послал?! Кто тебя сотворил?! Зачем я тебе, в конце-то концов?! С меня и брать нечего...
Ванесса вывернула запястья, словно приглашая: мол, полюбуйся, и правда - нечего.

0

7

Туда, сюда, туда, сюда. У кошки скоро устанет шея следить за стремительными рывками одержимой то в одну, то в другую сторону. Итак, оценим ситуацию. Человек ее слышит – это хорошо. Человека не радует их общение. Хм, может для девушки это и плохо, а вот Скаева наконец, может  поболтать с двуногим. Вот, кругом одни плюсы! Кто, кто она? Кошмарное создание из ада? Ух, ты, так ее еще никто не называл! У полосатой было много  прозвищ вроде Анубрысьотсюдамерзавкаэтакая, Мамаподкраваткойктотострашныйпрестрашный или Самавиноватакакоголешеготытутторчала и тому подобное. Но чтобы так…
- Меня никто не послал, как ни странно. Ни к лешему, ни еще куда -нибудь, - словно малое дитя. Она что, фамилиаров никогда не видела? – А сотворили меня папа с мамой. Как, впрочем, и всех других живых существ. И вы мне без надобности. От двуногих вообще толку никакого, - философски заключила кошка.
Ну, тут она кривила душой. Есть толк. А кто же будет строить дома для кошек? Правда они немного великоваты, да и сами двуногие остаются в них жить, но места всем хватает. Да, и еще, колбаса на деревьях не растет. Так же как и молоко, сыр, котлеты и сосиски. Что не говори, а человек – хорошее дополнение к кошачьей жизни.
Скаева немного разволновалась, потому уселась и принялась усердно вылизывать переднюю левую лапу. Именно левую, ибо  вылизывание правой не так хорошо помогало успокоить нервы. Когда девушка протянула к кошке руку, та прервала свое важное занятие и потянулась чуть вперед, вежливо обнюхав запястье. Ну и что? Пахнет лесной постилкой. Довольно приятный запах, надо сказать.
-  Я фамилиар, если это вам что-нибудь скажет, - милостиво пояснила Скаева. – И я не умею разговаривать. Во всяком случае, как человек. Видите, я даже рот не открываю, - и кошка высоко подняла мордочку, чтобы девушка могла сама в этом убедиться.

0

8

- Ааай! - взвизгнула одержимая, когда усатая морда приблизилась к плотно обтянутым кожей костям, тут же шустро отдёрнула запястье, прижала его к груди и замерла. Ни слова она не поняла из пространной речи кошки. Какие фамилиары? Какие двуногие?..
- Так ты ещё и рот не раскрываешь! - обвиняюще и одновременно торжествующе заявила Ванесса, собираясь укоряюще вытянуть палец (впрочем, Несса тут же передумала, озаботившись сохранностью своей руки). - Вот оно в чём дело! Да-да-да, я всё поняла! Ты - страшный демон, который воздействует на моё подсознание!
Довольная столь быстрой разгадкой, Ванесса, с весьма удовлетворённым видом, заложила руки за спину и принялась неспешно обходить диковинное животное. Да животное ли? А, ну да, она же определилась: это демон. Хотя... Страшная мысль буквально парализовала несчастную одержимую: а вдруг... вдруг... это и не кошка вовсе виновата, - обычная животинка домашняя, чего с неё возьмёшь - а это она, Ванесса, сходит с ума?..
Эта мысль настолько испугала девушку, что та замерла, занеся ногу, дабы сделать ещё один размашистый шаг. Чёрные, засасывающие глаза уставились в никуда, и в них плескался страх: а вдруг эти голоса зазвучат вновь? И что делать тогда, когда сознание тебе не подчиняется? Твоё сознание?

0

9

Девушка делает ошеломляющие выводы. Ох, если бы кошка знала раньше, что одержимые такие забавные, обязательно свела бы знакомство с одним из них. Тем временем двуногая стала кружить вокруг кошки. Скаева же вновь принялась вылизываться, изредка бросая взгляды на незнакомку.
Вдруг русоволосая замерла, так и не опустив на землю поднятую для шага ногу. Скаева  подняла голову и с удивлением посмотрела на девушку. Ей было интересно, сколько времени можно продержаться в такой неудобном положении. Задумалась так сильно? Нет, это врятли. Как можно размышлять, если вот-вот потеряешь равновесие? Точно! Это разновидность голодного обморока. Но только почему она не падает? Ну, она одержимая все-таки. Да и тощая, жуть. Ее наверно голодом морили, бедняжку. Душа  Скаевы исполнилась состраданием к этому несчастному существу.  Да, так тягостно жить на легкий живот. Тут кошка поняла, что сама не против перекусить. А та колбаса выглядела очень аппетитно…
Сбегать за ней что ли? Кошка недоверчиво глянула на оцепеневшую одержимую. Ведь пока полосатая отсутствует, та вполне может улизнуть. А девушка очень интересовала усатую. Да и если не уйдет, то вполне может отобрать добычу.… Как же быть? Хм, что толку гадать, спросим.
- Скажите, а одержимые любят колбасу? – очень надеюсь на отрицательный ответ. – Или больше предпочитают ягоды.
А вот это уже лучше. Ягоды достать не сложно. У хозяйки их полно. И в виде варенья, но есть и сушеные. Отлично, и делиться не придется и понаблюдать за девушкой можно подольше… Идея! Если бы одержимая пожила в избушке ну хотя бы пару дней, Скаева могла бы подробненько с ней разобраться. И не надо волноваться, что девушка уйдет. Не будь я кошкой, если не смогу заманить незнакомку к себе домой!

+1

10

Голос! Снова этот... голос! Ванесса наконец поставила ногу. В глазах плескался форменный ужас. Тихо завывая, одержимая запустила длинные пальцы в спутавшиеся космы, будто бы намеревалась выдрать себе шевелюру совсем. Тряся головой и что-то бормоча, уже даже не глядя на кошку, Несса отсупила, споткнулась, вновь полетела в грязь... Она вообще не чувствовала боли, только дикий, животный страх. Ну теперь-то она точно уверилась, что сходит с ума - кошка как сидела, похожая на миленькое набивное чучелко с глазами-бусинками, так и сидит, не разевая пасти, а этот голос вновь и вновь терзает изуродованный разум девушки! Хотя - кто знает, возможно, эти странные голоса преследуют всех одержимых. Ванесса, по правде говоря, ещё ни разу не сталкивалась с подобными себе - а посему и судить не могла.
– Или больше предпочитают ягоды...
Ванесса вскочила, безумно завращала глазами и, не зная, где найти спасенье, ловко, словно... кошка, вскарабкалась по искривлённому стволу, и тот прогнулся, когда перепуганная одержимая очутилась где-то посередине. И как только взобралась, окаянная? Страх, страх, дикий, животный - подгонял её! Уцепившись за хрустнувшие ветки, Ванесса прикрыла глаза и зашептала вмиг потерявшими чувствительность губами:
- Изыди... Изыди... Умоляю.

0

11

Пять, шесть, семь…И почему оно не ломается? Десять, одиннадцать.… Наконец кошке надоело считать мгновения до того, как дерево сломается и девушка рухнет вниз. Но ствол хоть и прогнулся, а ломаться не собирался. Разочарованная, Скаева загрустила. В животе бурчало совсем не подобающим образом. Одержимая казалась все менее и менее интересной. Ну, девушка, ну странная. На своем веку полосатая повидает еще много таких персонажей. И все же что-то не давало кошке просто уйти. Упрямство или …
Или! Нашла время разбираться. Вот и просидишь здесь, пока от голода не околеешь. А судя по громкости урчания, случится это довольно скоро. Кошка улеглась и стала гипнотизировать взглядом русоволосую. На ее отчаянные просьбы сгинуть полосатая не обратила внимания. Подобные слова просто не могут относиться к Скаеве. Кошка думала. Как бы это решить сразу две задачи? Ах, да. Она же все-таки фамилиар. И, кажется, когда-то умелее перемещать предметы.
- Ну, не хочешь – не надо, мне больше достанется, - полосатая повернула голову в ту сторону, где должна находиться закопанная добыча. Даже отсюда видна сосна, под которой – яма, засыпанная листьями. Сосредоточится и…
Ничего не получилось. Слишком большое расстояние. Скаеве пришлось встать и отбежать от девушки. Из вида двуногую она не потеряла. Убедившись, что одержимая все еще на дереве, кошка вновь попыталась притянуть к себе колбасу. На этот раз листва зашевелилась, и добыча быстро заскользила к Скаеве. Та сразу схватила палку зубами и вернулась на прежнее место.
- Второй раз предлагать не буду, уж извини, - кошка с урчанием вцепилась в добычу.

0

12

Согнувшийся ствол захрипел, застонал, из последних сил умолая вовсе не бестелесную одержимую его покинуть, однако Ванесса не вняла, таращась выпученными глазами куда-то. И он хрустнул, затрещал, ломаясь, и ошарашенная девчонка рухнула вниз, прямо на голую, жалкую землю. Да уж, крепко она приложилась. Так и лежала, смотря в сизое, безэмоциональное небо, пока навязчивый дурман не испарился, делая мысли чище, яснее.
Почему она так переполошилась? Что это было? Зачем она так нервничала? Мысли теснились в голове, мешая друг другу. И правда - почему? Ну да, Ванесса была в своей прошлой жизни истеричной и нервной, эти славные качества и сейчас в ней. Однако они однозначно усилились и стали преобладающими. Почему она так испугалась?
С трудом встав - ноги не слушались, колени норовили вывернутсья в противоположную сторону, мелкая дрожь пробегала по телу - Ванесса приложила пальцы к животу. Изгвазданное платье прилипло к бледной коже, пропитавшись густой, чёрной кровью, которая мгновенно смешивалась с грязью. Одержимая едва не выругалась. Не следовало скакать, как горной козе - вот и только-только утихшая рана раскрылась, вновь извергая из глубин нессиного тела антрацитовую жидкость. Вот с чем связана эта слабость.
Яркое, безнадёжное отчаяние охватило одержимую: она одна, с распоротым животом, на улице, точно не знающая, где находится, продрогшая и грязная... О Единый, за что такое наказание! Ванесса аж со злости и расплакалась.

0

13

Когда от колбасы остались лишь жалкие ошметки, одержимая наконец-то соизволила сойти на грешную землю. Вернее, свалится. Деревце не выдержало, и русоволосая хлопнулась в грязь. Пару минут она лежала неподвижно, и Скаева уже подумывала, а не расшибла ли двуногая свою больную голову. Но нет, встает, хоть колени и трясутся. Тут девушка ссутулилась и прижала руки к животу. Тут только кошка разглядела крупное темно пятно на некогда белой ткани. Девушка ранена? Тогда как она сумела так долго носиться по поляне, а потом еще и по деревьям лазить? Ведь рана в живот – боль ужасная. Да и смерть неминуемая. Может рана неглубокая?
Девушка заплакала. Слезы текли по ее чумазому личику, оставляя грязные дорожки. Кожа, которая и так имела нездоровый оттенок, позеленела еще больше. Скаева оставила в покое добычу (тем более, она уже наелась) и поднялась. Она хотела подойти к незнакомке, но остановилась, вспомнив, как бурно та отреагировала на ее способность общаться. Полосатая в нерешительности замерла, изредка помахивая хвостом. Русоволосой явно не до нее, так что, пожалуй, она даже не заметит приближения фамилиара.
Скаева  скользнула к ногам девушки и стала тереться об них, обвивая хвостом. Раздалось басовитое урчание. Это всегда помогало полосатой применить магию восстановления сил. Это заклинание получалось у нее лучше всего, да и силу имело не малую. Кошка могла попробовать и исцеление, но передумала. Магия тоже отнимает энергию, а ей она еще может пригодится.
- Если ты плачешь из-за раны, то перестань, - кошка подняла голову, чтобы заглянуть русоволосой в глаза. Может та уже привыкла и не будет убегать? Полосатая чувствовала растерянность и одиночество одержимой.  – Моя хозяйка умеет исцелять раны намного лучше чем любой фамилиар. Я думаю, она будет не против, если ты заглянешь к ней в гости. У нее довольно милый дом, – ага, в царстве трясины. Опасные места, но красивые. Одержимой должно понравится.

Отредактировано Скаева (2011-03-13 14:43:10)

0

14

Слёзы всё текли и текли, обжигая впалые щеки, касаясь нежно бледных губ. Злоба, что копилась внутри уже столько времени, истерично выплёскивалась наружу через эту мутную влагу. Острые плечи нервно сотрясались, ледяные пальцы инстинктивно сжимались на мокрой материи. Нессе захотелось разодрать этот и так рассыпающийся саван, завопить, оглашая криком мертвенные пространства леса, заплясать, завертеться в безумной пляске, выпуская из глубин души самых страшных чудовищ! Так, увлеченная безумными мыслями, неведомо как зародившимися в воспалённом мозгу утопленницы, Ванессе и не почувствовала, как что-то мягкое, ласковое коснулось лодыжек. Лишь когда кровь перестала вырываться из раненого живота импульсивными толчками, а края раны как-то затвердели и даже, казалось, стали сползаться всё ближе и ближе друг к другу, Ванесса очнулась. Дикие бредни... Почему они рождаются в её голове, зачем они там? Ведь тянут так много силы эти мысли. Несса чувствовала себя безумно уставшей. Все желания и потребности вмиг оказались на втором плане, а на первый выползла эта удручающая опустошённость. Одержимая опустила глаза.
Кошка, всё та же кошка. Теперь, когда в её голове закончили своё буйство странные, больные размышленья, особого страха не было. Ну кошка, ну говорящая... В этом мире сложно чему-то удивляться.
  – Моя хозяйка умеет исцелять раны намного лучше чем любой фамилиар. Я думаю, она будет не против, если ты заглянешь к ней в гости. У нее довольно милый дом.
Фамилиар! Так вот в чём дело. А она-то, дура, надумала себе всего... Глупость, к сожалению, следовала вместе с Ванессой и после жизни, а это не могло не удручать.
- Ну, веди, - после недолгих раздумий откликнулась утопленница. Всё равно она не знала, куда идти дальше. И что делать, впрочем, тоже.

0

15

Девушке немного полегчало. И душевно, и физически. Почувствовав это, кошка сразу перестала мурлыкать. Нечего тут силы понапрасну тратить. А то еще привыкнут к ее «ласковому» поведению, руки тянуть станут. Чтобы погладить. От таких неприятных мыслей шерстка на загривке стала дыбом. Какие угодно муки, только не умильное «киса» и почесывание под подбородком.
Одержимая согласилась последовать за ней. Вот, сразу бы так, А то – скачки по деревьям с разорванным животом, истерики. Нет, никто не спорит, забавно. Но слишком много времени уходит на уговоры. Скаева  подняла хвост трубой и важно прошествовала вперед.
- Следуй за мной, - полосатая даже не повернула головы. – Тебе повезло. Мало кто заходит так далеко в лес. До дома идти, долго не придется.
Бежать она не стала. Все-таки девушка не совсем здорова. И если необычная  повернутость разума не мешает ходьбе, то рана.… Тут особо не разбежишься. Хоть поступки русоволосой  и могли убедить в обратном.
Знакомая тропка отыскалась легко. Еле заметна, ведь протоптана лесным зверьем. А это народ осторожный и хитрый. Такие уловки придумают, только диву даешься. А люди на болота не ходят. Чуть южнее, бывает, и встретишь кого из двуногих. Забредают осенью в поисках клюквы. Но там и трясины-то нет, так, мохнатые кочки да водянистая грязь. Здесь же нужно быть очень осторожным. Даже если прожил достаточно много времени. Болото любило шутить.
Тропка все бежала и бежала вперед. Лиственные деревья исчезали, их место занимали высокие сосны. Их ветви тревожно шумели над головой, словно отговаривали продолжать путь. Вплотную к тропе подступали кустарники, сплетаясь в непроходимые заросли. Скаева ускорила шаг. Еще чуть-чуть и…
Болото. Огромное поле, покрытое темно-зеленым плавучим мхом. Кое – где виднеются скрюченные карлики - сосны, протягивающие свои мертвые ветви к лесным собратьям. Те же испуганно отступали назад. Даже вездесущий можжевельник не дерзал бросить вызов зеленой топи. Тропа закончилась. Кошка недовольно дернула лапами, вытягивая их из грязи. Почва уже здесь стала мягкой, хлюпала, словно после дождя. А это только начало.
Скаева пробежалась туда-сюда по узкой «границе». Она высматривала черные окна топей. Нужно узнать, не сместились ли они, подкрадываясь к единственно возможному проходу. Нет, все на месте. Пара новых окошек, но далековато, опасности не представляет. Тяжко вздохнув, полосатая посмотрела вдаль, где среди зеленого поля возвышался  холм.  Болото жадно облизывалось на его высокие песчаные склоны. Там были деревья, вполне нормальные, лиственные, но встречались и сосны. Туда еще надо добраться. И если девушка будет внимательной, скоро они будут дома.

Свернутый текст

Надеюсь,такой пост подойдет?

Отредактировано Скаева (2011-03-18 23:32:06)

0

16

Свой дом Мара Хилл (или Ведьма с Топкого болота, как её чаще называли) окружила магическим защитным контуром из собственной крови, а потому обнаружить жилище лесной колдуньи было затруднительно.
Дом, окруженный низким плетнем, на котором в разнобой висели горшки и тряпки для просушки, пристройка, где Мара держала одну-единственную козу и пару кур, куцые грядки да покосившаяся баня – вот и всё хозяйство.
Босая, в простом платье из некрашеного льна и подбитой кроличьим мехом замшевой жилетке, ведьма вышла на улицу, чтобы забрать с веревки сухое бельё.

0

17

Ванесса уже раз сто пожалела, что вообще согласилась. Треклятый путь! Совсем скоро почва стала мягкой, обволакивающей. Сначала это порадовало - на ногах девушки находились уже весьма потрёпанные жизнью, сбитые туфельки, украшенные когда-то ярким бархатом - совсем не по сезону. Обычно по пяткам очень больно било, когда приходилось совершать долгие переходы - земля мёрзлая, твёрдая, неотзывчивая. А тут так прямо мягенько, хорошо... Однако радовалась одержимая недолго. Скоро земля начала странно хлюпать и тянуть пятки вниз. Это Нессу насторожило, и лишь метров через пятьдесят, когда неожиданно податливая земля на очередном шаге втянула левую ногу Ванессы почти по щиколотку, одержимая поняла. Болото! Единый! Это же гнилое место, где запросто можно пропасть - никто и косточки не найдёт!
С визгом отскочив от обиженно забурчавшей земли, Несса зажмурилась и застыла на месте, боясь сдвинуться с места. Земля оставалась всё такой же нежной и ласкающей ступни. Приоткрыв один глаз, Несса категорично заявила почти затерявшейся среди этой болотистой полянки "проводнице":
- Ты как хочешь, а я дальше не пойду! Хоть умру прям тут, но не пойду! Не хочу гнить где-то глубоко под землёй, не для меня это пока!
И тут не так далеко мелькнул какой-то белёсый силуэт. Но Ванесса не стала всматриваться. Она паниковала.

0

18

Вот. Так она и думала. Русоволосая заартачилась, устроила истерику на пустом месте. Вроде пару минут назад была спокойна, рассуждала вполне здраво. Но тень вновь набежала на ее разум, и одержимая стала  нервной. Может опять на дерево полезет. Ради этого представления кошка, пожалуй, может немного отложить возвращение домой. Или нет? Лапы болят, жуть. Ведь бегала сегодня, туда носилась, потом обратно. Хозяйка уже наверняка хлопочет по хозяйству. И козу свою подоила. А это значит, это значит.… Нельзя терять ни минуты, а то Скаева не добереться до свежего молока. Ведьма, конечно, может и не угостить. Но можно ведь построить глазки, поизображать умирающее от голода животное. Кинув взгляд на свой раздувшийся от колбасы живот, полосатая поняла, что «голодная смерть» на этот раз не прокатит. Впрочем, у кошки имелось масса уловок и кроме этой.
Прошмякав по чавкающей грязи, Скаева встала прямо перед одержимой и воинственно вздернула хвост трубой. Русоволосой явно не хватало твердой руки в детстве, вот и капризничает теперь по любому поводу.
-Послушай меня. Прошлая каприза привела тебя на дерево, с которого ты так красиво рухнула вниз. Потом были боль, слезы и саможаление. Конечно, ты и сейчас можешь поискать себе сосну покрепче, но я тебе советую – успокойся. Ступай след в след – и уже скоро мы окажемся на островке. Там и живет моя хозяйка. Сделай шаг вперед  и сама увидишь. -С этими словами кошка прыгнула прямо в болото.
Никогда, никогда она не стала бы этого делать, если бы это занятие грозило испачкать ее замечательную шерстку. А вылизывать грязь – это еще то наказание. Лапы усатой даже совсем чуть-чуть погрузились в темную воду. Зеленый плавучий мох разошелся, позволяя увидеть  желтоватую полоску насыпи. Кто и зачем создал ее (а она была явно творением мага, иначе болото давно бы справилось с ней) Скаева не знала. Может  это работы ведьмы. Но леший с ним, главное можно пройти, не замарав живот. И кошка бодро потрусила вперед, надеясь, что странная двуногая не захочет оставаться одна и последует за ней.
Минут через пять Полосатая уже отряхивала лапы на песочке островка. Глянув вверх, она рванула по склону, пробежала между стволами деревьев и оказалась перед низким заборчиком. Знакомое квохтанье кур, запах козы. Так, хозяйка во дворе. Пожалуй, стоит поприветствовать ее. Скаева  проскользнула между прутьями забора и с громким мявком кинулась ведьме под ноги.

0

19

Недоверчиво переступая на месте,  Ванесса думала. Винтики с трудом пытались крутиться, отплёвывая песок поколений, и что-то там в голове у неё натужно свистело, силясь произвести на свет Мысль. Она рождалась долго, но таки выползла.
Первый неосторожный шаг, вмиг ухедшие вниз ступни, странная, зовущая тягучесть... Чёрт возьми, а болото ведь завлекало, манило - на мгновенье Нессе даже захотелось нырнуть туда, в эту зовущую жижу, и растворится в ней. Брр. Что за мысли такие бредовые?! Откуда это всё?! Ещё один шаг, ещё. Несса решила поторопиться, не желая вновь ощутить это сладкое и щемящее чувство призыва сосущей бездны.
- А боли, слёз и самосожаления моя жизнь полна уже месяца эдак три, - пробурчала себе под нос одержимая. Ну, честно сказать - неправда это. Больше жалела она себя да стенала.
Сделав последний, отчаянный прыжок, Несса быстро оглянулась назад. Трясина. А с виду вовсе и не такая пугающая. Вот ведь проклятое место, в самом деле...
Кошка куда-то исчезла. Посему Несса сперва не сообразила, куда дальше-то идти, к этой ведьме. Но кто-то громко мяукнул, дрожаще так. Только почему - кто-то? Наверняка та самая кошка и мяукнула. Правда, звук был такой, будто её потрошили. Решив посмотреть, зачем это с животным непотребное творят, Ванесса с кряхтеньем принялась забираться по довольно крутому склону. А когда увидела низенький заборчик, то замерла в нерешительности, не осмеливаясь проскользнуть в слегка приоткрытую калитку.

0

20

Пожалуй, тут стоит заметить, что болотная ведьма с самого своего босоногого детства находится несколько не в своем уме. То ли это природная предрасположенность к магии крови постаралась, то ли духи, с которыми девушка постоянно якшается – не по своей воле, конечно, сущности Тени сами к ней приходят. Маре всего двадцать два, и в свои годы она успела уже совершить побег из отчего дома, убить пару отрядов храмовников и даже родить ребенка, погибшего во время бегства из столицы. Ведьма с некоторых пор стала желанной добычей для охотников Церкви, а потому перебралась на Топкое болото, куда доблестные рыцари соваться не рискуют, а если и рискуют, то заканчивают не слишком хорошо.
Посетители у Мары бывают нечасто, а скорее, очень редко, ведьма не любитель принимать гостей, которые, по большей части, охотятся на неё. Поэтому девушка была рада новой компании в лице – то есть морде – забавной полосатой кошки, пришедшей в домик внезапно, видимо, на запах жилья и пищи. Дух, что жил в животном, беседовал с ведьмой, поведал ей о тайнах псионики, рассказывал о демонах. О них, кстати, Мара знала много, а потому безошибочно опознала в стоящей в нерешительности девушке одержимую.
Приведшая незнакомку кошка с утробным мявом ринулась под ноги ведьме.
- Кыш, кыш, - шикнула на Скаеву Мара и с охапкой белья направилась в дом, повелительным жестом указав девушке следовать за собой.
Сбросив свою ношу на широкую скамью подле очага, ведьма налила кошке свежего молока в деревянную плошку, поставила на пол, потом вынула из сундука с переложенной травами одеждой простое дерюжное платье немаркого цвета и подала своей гостье, после чего захлопотала по хозяйству, потеряв к девушке всякий интерес и одновременно давая ей осмотреться.

0

21

Свернутый текст

Меня пропустите. Сейчас важнее Ванесса.

0

22

Ещё какое-то время Ванесса глядела вокруг, не решаясь следовать за нагруженной девушкой. Правильно ли она истолковала её жест? Ну, ничего плохого не будет. Глубоко вдохнув и с трудом подавив яркое желание зажмуриться и прикрыться руками, Несса сделала меленький шажок, ступив на чужую территорию. Так, суетливо перебирая ногами, одержимая добралась до избы, где скрылась незнакомка.
Кто она? Почему живёт здесь, в месте, от которого пахнёт смертью и страданием? Почему здесь так неуютно? Подозрительные, колкие мысли разрывали разум Ванессы. Что-то в глубине вопило: беги, дура, пока не поздно! Откуда же эта паника? Ведь девушка с виду такая... неопасная, хоть и отстранённая какая-то. Несмело приняв платье, одержимая ощутила тепло. Тепло. Да, давно уже не было этого: месяца три, почитай, так она и скиталась, надеясь на лёгкую добычу. Застыв на какое-то время с нарядом в руках, Несса наконец отмерла, и, подойдя в лавке и пристроив платье на самый краешек, принялась бороться с искривлённой брошью, перехватывавшей плащ у горла. Иголка заржавела и искривилась, поэтому расправиться с брошью никак не удавалось.
- Как вы здесь живёте? - почти непроизвольно вырвалось у пыхтящей одержимой, - Здесь же гиблое место!

0

23

- Переодевайся, я подглядывать не буду, - хмыкнула ведьма, вешая над очагом горшок с кашей, потом тихонько добавила, пряча улыбку: - да и смотреть-то не на что: кожа да кости. И не кривись. Я что, девок голых не видела?
Невдомек было болотной колдунье, что Ванесса совсем не поэтому чванилась и стеснялась.
- Лучше тут, чем в казематах у Церкви, - развела руками Мара и снова потеряла к незнакомке всякий интерес, ведь дел по дому накопилось мама не горюй. Пока в котелке булькала каша, ведьма, оставив гостью осматриваться, отнесла курам еду, вернулась и сложила бельё аккуратной стопкой.
- Давно ты… такая? – наконец спросила Мара, не выдержав повисшего напряженного молчания. – Ну, в смысле, мертвая, – ведьма немного смутилась, как-никак первый раз имела дело с одержимой. Впрочем, страшно колдунье не было, «стихия» у них с гостей одна на двоих – кровь.
Мара погладила ластящуюся кошку:
- Где ж ты её раздобыла, красавица моя?

0

24

Расправиться с брошью так и не получилось: подумав, Несса, издавая скрежещущие звуки, принялась стаскивать плащ через голову. Однако и плотно же он, зараза, к шее прилегал! Из странного переплетения Ванессы и плаща регулярно пробивались сдавленные проклятья и подозрительный треск материи, сыпались на пол какие-то засохшие листики, травинки, ракушки... Да уж, ухоженной одержимую явно не назовёшь. Когда наконец плащ был стащен и небрежно брошен прямо на пол: "А что с ним делать-то ещё? Весь в засохшей грязи, пыли, копоти, пока отскребёшь - скончаешься!". Теперь надлежало выпутаться из влажноватого и покрытого размытыми пятнами грязи некогда белого нижнего платья. И тут Нессу словно переклинило.
Это платье, потрёпанное, порванное, со множеством прорех, было ей дороже любого иного - богато разукрашенного. В нём она приняла свою смерть, с ним она эту смерть и разделила. Что-то было в этом простеньком наряде сакральное, неведомое... И словно сила какая не хотела, чтобы Ванесса избавлялась от платья: она так и застыла, погружённая в свои думы.
И из небытия её вывел лишь голос гостеприимной девушки. Несса вздрогнула, огляделась, чтобы осознать, кто она и где находится. Муторно было на душе, но, начиная поднимать подол, Ванесса вмиг отвлеклась на прозвучавшие слова. Кто она, эта отшельница? И чем так провинилась, что стала желанной жертвой Инквизиции? Не опасна ли она лично для Ванессы? Сотни, тысячи мыслей вновь разрывали разум девушки, так и не облекаясь в удобоваримую для восприятия форму.
- Месяца... три, наверное, - несмело ответила одержимая, разглаживая такое тёплое, такое... домашнее платье.
Жалкая грязно-белая материя теперь валялась под её ногами, рядом с плащом, и будто безмолвно вопияла.

0

25

Кошка танцевала вокруг ног ведьмы. Столь бурные порывы чувств были продиктованы весьма земными причинами. Если быть точнее пищей. А если еще точнее – молоком. Пусть оно и пахнет порой этим глупым рогатым животным, но его незабываемого вкуса еще никто не отменял. Впрочем, если сейчас хозяйка завалится, нечаянно споткнувшись о Скаеву, это тоже будет весьма забавно. Пару минут полета с охапкой белья, да, и тряпки потом можно растягать по всему двору. Чтобы ведьме было чем заняться. Свободное время крайне вредно для рассудка двуногих. Напридумывают всякого от скуки. Например, расчесать шерсть несчастной кошке, или помыть ее. Будто грязная. Она, между прочим, еще почаще людей умывается.
Хозяйка шикнула на Скаеву и той пришлось отказаться от своих коварных планов. Тем более ведьма уже спешит в дом. Так, негоже и полосатой во дворе топтаться. Шустренько ныряем в дверь, стараемся опередить, чтобы встретить у порога. И вновь обратить на себя внимание горестным мяуканьем. Хозяйка, похоже, сдалась. Ух, ты, целая миска. Что это на нее сегодня нашло.
Скаева  развалилась у миски и сунула мордочку внутрь. А то, лапы совсем не держат, набегались. Подбородок, правда, будет слегка чумазый. Но ведь это молоко. Да и лапы с языком ей на что? Лакая, кошка украдкой наблюдала за одержимой. Интересно, она останется? Место ей не нравится? Вот привереда. Будто сосна лучше была.
-Не гиблое, а очень даже милое, - бесцеремонно встряла Скаева. – Где еще можно найти такие замечательные заросли можжевельника? Ягоды хоть круглый год собирай.
Она благополучно умолчала, что до можжевеловых, терпких и сухих ягод еще надо добраться. И это весьма нелегкая задача. Так, с молоком покончено. А что там такое варит наша хозяйка?
- В лесу она бродила, да, да! – наябедничала полосатая, уворачиваясь от ласки и одновременно пытаясь заглянуть в котелок. Для этого пришлось привстать на задние лапы, как суслику. – Каша? Ну что за жизнь!
Усевшись на пол, кошка принялась вылизываться.

Отредактировано Скаева (2011-03-23 23:52:59)

0

26

Девушка осеклась и хлопнула себя по лбу ладонью:
- Прости мне моё невежество! Я совсем забыла, что люди обычно представляются друг другу при встрече. Я Мара. Крестьяне из деревни неподалеку зовут меня Ведьмой с Топкого болота и стороной обходят. Инквизиторам вот пару раз пытались скормить. Так что дружбу со мной водить – только хуже будет, - колдунья улыбнулась. – А места у нас и вправду милые, - поддакнула девушка кошке. – Но заблудиться немудрено.
Мара с ухмылкой наблюдала за своей гостей, лишь качая головой в ответ на сдавленные ругательства под мокрой материей. Когда девушка переоделась, ведьма бережно подобрала с пола похожую на тряпки одежду – в глуши особенно не брезгуют.
- Я выстираю и залатаю, если нужно, - сказала Мара, складывая грязные вещи в большую плетеную корзину. – Давно ты скитаешься, давно, - задумчиво добавила ведьма, оглядывая прорехи на платье. – Но душу твою вернуть можно, если демон её похитил, да если я тебе помогу. Живой ты, конечно, не станешь, но вот от паразита избавишься. Ты как, Скай? Сможешь в Тени оказать поддержку? – обратилась Мара к Скаеве в надежде, что та согласится, но духи так не любят связываться с демонами…
В голове ведьмы потихоньку рождался план, как помочь несчастной незнакомке: чтобы отобрать у демона душу одержимой, нужно было только попасть в Тень и сразиться с темной сущностью. Вот только сможет ли девчонка победить своего хозяина? Вот тут-то и пригодилась бы помощь Скаевы. Впрочем, был и второй вариант: можно заключить сделку с демоном, и обещать, что после ещё одной смерти он получит душу назад.

0


Вы здесь » Ивеллон. Век Страха » Игровой архив » "Духи нашептали", третий день месяца Холодов, 120 год